?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry


Мультфильм этот вышел еще в августе нынешнего года, ставне столько открытием мультипликационного искусства, сколько предметом дискуссии о советской истории. Каким, по-видимому, и хотели его видеть авторы фильма, вложившие туда столько своих идеологических представлений, сколько могли.

Впрочем, интернет-баталии по его поводу уже отгремели. Меня лично больше поразила пиар-компания этого мультфильма, сделанная на любви граждан к советскому кино и советским мультфильмам в противопоставлении их современным продуктам массовой культуры. Вот его промо-ролик:


Это при том, что сам мультфильм абсолютно антисоветский. Характерная ситуация, не правда ли? Нашим буржуазным кругам и обслуживающей их интеллигенции ненавистно всё советское, но что делать? Кушать то что-то надо. Вот и приходится использовать с каждым годом все более теплые чувства граждан к СССР в своих коммерческих интересах.
Но сегодня, чтобы не оставлять долгов в уходящем году, я просто хотел опубликовать забытую мной в закромах заметку одного очень уважаемого мной человека, в которой есть много интересного не только о фильме, но о жизни в те годы. Много того, что нам, постсоветскому поколению, кажется чем-то невероятным, чем-то совершенно из другого мира. Итак, представляю вашему вниманию.
Я прочитала в газете «СВ» статью о мультфильме «Необыкновенное путешествие Серафимы». Посмотрела фильм. Еще раз прочитала статью. Могу сказать, что с автором Еленой Сенявской  согласна полностью. Есть и что добавить.
Мое детство прошло после войны; школьные годы совпали с эпохой Хрущева. Росла в семье военного, абсолютно тогда атеистичной.
Мы росли на книжках о войне. Некоторые помнятся до сих пор. Родители только недавно пережили эту войну. В их разговорах всегда звучало – это было до войны; это было после войны.  Так что мы существовали в этой атмосфере.
Какие претензии к фильму, кроме описанных в статье?
Девочки в детдоме живут как будто в колбе с откаченным воздухом. Где они учатся? В таком маленьком городке они наверняка ходили в местную школу. Действительно, почему они не пионерки?  – возраст как раз пионерский.
События происходят в конце апреля 1943 года (хотя это должен быть скорее 1944, если судить по сводкам Информбюро) – страна и во время войны отмечала Первомай, где же подготовка к празднику?
Под  диктовку учительницы (садистки!) пишут письмо в армию. А ведь на самом деле не только письма писали, а шили кисеты, вязали теплые носки и варежки, отправляли эти посылочки на фронт. Завязывалась переписка.  Вся страна жила войной, и карта висела не только в кабинете директора, а у всех на виду, и ребята сами переставляли флажочки.
Вообще, чем занимаются эти девочки? Бегают по углам, шушукаются, путаются под ногами у директора… А разве их не учат домоводству, где обязательная физкультура, хор, прочие кружки?
Директор – фигура настолько однобокая, за ней не читается никакой личной истории – где его семья, кем он был до войны – явно ведь не педагог.
Учительница – просто садистка, в плохих фильмах о войне такими  рисовали надзирательниц в концлагерях. И одета соответственно.
Старушка - уборщица. Держит в своей комнате практически у всех на виду знаки своего дворянства – фотографии на стене, огромный портрет прадеда-генерала. Вот этого-то советская власть точно не потерпела бы! А ей хоть бы что! Конечно, ведь доносы на нее, написанные подлой учительницей, удачно для старушки вытаскивает из почтового ящика (интересно, каким образом?) для своих целей одна из девочек.
Судя по личным делам девочек, они здесь давно (временнЫе ляпы отмечены в статье), должны были сжиться и друг с другом, и со средой. Но нет! Они как будто только что оказались вместе, абсолютно атомизированы, называют друг друга по фамилиям.
А было по-другому. Личного опыта в вопросах детского дома и репрессий у меня нет – никто из родни не был репрессирован, даже с войны все вернулись живыми, хотя воевали и отец, и дяди, и мужья теток.  Но вот в советском фильме «Старшая сестра» героини, две сестры, потерявшие родителей во время войны, детство провели в детском доме. В разговоре их, уже взрослых, старшая напоминает младшей, как дружно они там жили: «Ты помнишь, ты сильно болела, несколько дней без сознания, а тут Новый Год? И совет решил – не можем мы праздновать, когда одному из нас так плохо! Сводки из больницы по часам, наконец – радость: пришла в себя, просит клюквы!»
В детстве читала книгу – не помню ни названия, ни автора, ни даже точного времени действия (то ли конец войны, то ли первые послевоенные годы) – о детском доме для детей-инвалидов войны. Так там такая дружба, такая забота между самими детьми,  такие внимание и любовь к этим дважды обездоленным детям!  Такая уверенность этих детей, что у них есть будущее, что они нужны своей родине!  
Теперь о гонениях на верующих. Опыт мой опять же очень мал. Но опишу. У нас в классе, начиная с 5-го, был мальчик не-пионер. У него мама верила в Бога и не разрешала ему вступать в пионеры. То есть  не его не приняли, а мама не позволяла. И к этому все относились совершенно никак – ну, без галстука парнишка. Никогда ни один учитель и ни один одноклассник его этим не попрекнули. Потом стал комсомольцем, после школы окончил Бауманское,  до сих пор работает по специальности.
Второй пример. Родители одной моей сослуживицы были репрессированы, отец расстрелян (он был военным в близком окружении Фрунзе), мать, совершенно молодую и безвинную, отправили в лагерь; впоследствии оба были реабилитированы. Девочку, к счастью, не поместили в детский дом, ее воспитывала бабушка-католичка. Нормально училась в школе, была пионеркой-комсомолкой, после школы поступила в МЭИ. Никто этому не препятствовал.
Знаю еще несколько примеров, когда слова Сталина «Дети за отцов не отвечают» выполнялись. Хотя, конечно, было и обратное.    
Говорить о религиозной стороне фильма не буду, это подробно рассмотрено в статье. У меня нет определенного мнения о том, как рано надо детей просвещать  религиозно, и надо ли вообще.  Бог зовет каждого, но не каждый Его слышит. А если услышит, то неважно, в каком возрасте это произойдет.
Возвращаясь к статье, еще раз скажу: согласна с Еленой Сенявской полностью – фильм вреден искажением картины жизни в СССР во время Великой Отечественной войны, умервщлением  духа веры в победу, внушением нынешним детям  (да и взрослым) мысли о том,  что советское государство было врагом простого народа.